О перспективе строительства моста через Клайпедский пролив

Апрель 23, 2014

Пока еще достаточно неопределенное намерение клайпедских властей возвести мост, соединяющий Куршскую косу с материком, вызвало бурную полемику в околоэкологических кругах. Отношение к идее в целом негативное, аргументы по большей части относятся к категориям ?а вдруг...?, ?а что если...?.

Конкретные возражения сводятся к трем позициям.

1. Возведение моста может привести к изменению баланса аккумулятивных и эрозионных процессов и, в итоге, к   разрушению непрочного песчаного  тела косы.

Это опасение не имеет никаких разумных обоснований, тем более что конкретного проекта  гипотетического моста пока нет. Нет, следовательно, и никаких оснований рассматривать его возможное воздействие на сложившиеся литодинамические процессы в береговой зоне косы и прилегающих территорий.

2. Строительство моста резко увеличит поток транзитных грузоперевозок  по территориям литовского и российского национальных парков и, соответственно, негативное воздействие на крайне чувствительную экосистему косы.

Возможный объем транзита зависит от пропускной способности погранперехода и, кроме того, может регламентироваться с учетом особого национального и международного статуса территории. Нет никаких оснований полагать, что возведение моста через пролив автоматически приведет к превращению объекта всемирного культурнрго и природного наследия  в транзитный коридор. Транзит грузов на север идет через погранпереход Советск-Панемуне. С завершением строительства нового моста через Неман, объездного пути вокруг Советска и увеличения пропускной способности терминалов смысла в увеличении грузоперевозок  по косе и вовсе не останется.

3. В случае постройки моста через пролив многократно возрастет поток туристов как из Литвы, так и из Калининградской области и это представляет потенциальную угрозу для природу косы.

Тут надо помнить, что согласно пункту 1 статьи 12 Закона Российской Федерации ?Об особо охраняемых природных территориях?,  ?Национальные парки являются природоохранными, эколого-просветительскими и научно-исследовательскими учреждениями, территории (акватории) которых включают в себя природные комплексы и объекты, имеющие особую экологическую, историческую и эстетическую ценность, и предназначены для использования в природоохранных, просветительских, научных и культурных целях и для регулируемого туризма.?

Эколого-просветительская деятельность отнесена к приоритетным задачам национальных парков. С этой точки зрения эффективность работы парка тем выше, чем большее количество посетителей вовлекается в его просветительские программы (надо отметить, что образовательная и просветительская работа парка в последние годы резко активизировалась после многих-многих ?спокойных? лет).

Конечно, рост числа туристов представляет потенциальную угрозу для природных комплексов косы. Возможный ущерб можно сократить ограничением доступа на особо охраняемую природную территорию. Но это  хотя и простой, но не лучший путь.

Сохранение природы зависит не столько от количества, сколько от ?качества? посетителей (это хорошо видно при сравнении количества  мусора в лесах российской и литовской половин косы).

Сохранение природы зависит также и от продуманного инфраструктурного обустройства территории.

Наконец, сохранение природы нигде, в том числе и на особо охраняемых природных территориях, невозможно пока без ?кнута?, без бдительного ока сотрудников охраны, без чувствительных санкций к нарушителям установленного режима. Так в национальных парках Африки, США, Германии, повсюду.

Нетронутая, благополучная природа есть там, где нет нас и там, где в ее  сохранение вкладываются большие, очень большие деньги.

Для Национального парка ?Куршская коса? единственный источник этих средств - плата за проезд (проход?) на его территорию. Но собранные средства,  увы, пока идут не столько на ?благоустройство?, развитие инфраструктуры, сколько на постоянную уборку и вывоз мусора, ликвидацию следов нашего ?отдыха на природе?.

Увеличение потока туристов - это увеличение финансовых возможностей парка для развития его эколого-просветительской работы (т.е. для повышения того самого ?качества? посетителей), для обустройства автостоянок, мест отдыха, новых экологических троп, организации множества все более интересных и массовых ?мероприятий?,  технического оснащения охраны, берегозащитных работ и многого другого.

Так что возможное увеличение количества туристов само по себе совсем не обязательно беда (национальные парки США принимают за сезон  по миллиону и более туристов без ущерба для их природы).

Возвращаясь к теме надо сказать, что идея с мостом над Клайпедским проливом родилась не столько от заботы об удобствах для постоянных жителей и посетителей Национального парка, сколько в связи с планами расширения порта, строительства терминала по перекачке сжиженного природного газа, интенсификации судоходства, которая неизбежно осложнит паромное сообщение. Кстати, с ликвидацией паромного хозяйства сократится круглогодичное и весьма существенное загрязнение  окружающей среды выбросами дизельных двигателей и потенциальная опасность загрязнения акватории нефтепродуктами.

Реализации такого крупного проекта, как строительство моста через пролив, в обязательном порядке будет предшествовать оценка возможного воздействия на окружающую среду, публичные слушания и масса процедур согласования, в том числе и с участием представителей ЮНЕСКО.

Национальный парк ?Куршю нерия? - жемчужина природы Литвы и отношение к его сохранению в республике самое трепетное. Не вызывает сомнений, что проект (если дело дойдет до его осуществления) будет реализован на самом высоком уровне и без ущерба для красавицы-косы.

(Лично у меня большую тревогу вызывают разговоры об очередном углублении Клайпедского пролива в сторону Куршской лагуны, что может привести к существенному изменению водообмена с морем, осолонению лагуны и изменениям в ее экосистеме и в прибрежных водно-болотных комплексах Славского и Полесского районов.)

 

Ф.Е. Алексеев, член Общественной палаты

Калининградской области, заслуженный эколог

Российской Федерации.